Как пройти на Амурскую

 

Наткнулся я на камень, который оказался монументом, крепким «как русско-японская дружба». Около камня табличка, из которой узнал, что сквер назван в честь Сигеки Мори, выдающегося борца за русско-японскую дружбу. Что эта дружба крепка, как эта каменная глыба, я прочитал в архиве новостей, в который залез, чтобы узнать, когда и почему именно данному несуществующему скверу решили присвоить славное японское имя. Мной руководили двойственные чувства. С одной стороны, Сигеки Мори – человек достойный и сохранять память о нем стоит и важно помнить о том, что с Японией надо дружить. С другой стороны, у меня давно было много идей насчет этого безымянного пространства между Большой (ныне Маркса) и Харлампиевской (ныне Горького) за «Гигантом» (ныне «Стратосфера»). Там можно было целую иркутскую площадь искусств создать и хватило бы пространства, чтобы создать живые места памяти о поэтах, музыкантах, режиссерах, актерах, живших в Иркутске. Совсем нелишним для города было бы напомнить его жителям и гостям, что с Иркутском связаны, например, имена Юрия Левитанского или Михаила Ромма, познакомить тех, кто не знаком, с Марком Сергеевым или Еленой Жилкиной. Имена еще можно называть и не только людей искусства, но это пространство - достаточно обширное, чтобы вместить знаки, тексты, изображения, и достаточно укрытое от магазинов и потоков машин, чтобы сделать его уютным - хочется превратить именно в место жизни музыки, поэзии, кино. Ну так я мечтал. Теперь и не знаю. Думаю, что не помешал бы этой мечте Сигеки Мори, но только опоздал я со своей мечтой. Команда "Байкалии" предлагает помечтать конструктивно. Какие имена должны носить скверы, улицы, переулки города? Во-первых, возникают новые. Во-вторых, рано или поздно, но будет происходить у нас "возвращение имен". Мы не вступаем в спор о том, какие имена нельзя или не стоит сохранять на карте города - об этом сказано очень много и вряд ли что-нибудь прибавим к этому. Мы просто убеждены, что исторический центр исторического города не может сохранять, как в заповеднике, имена, присвоенные одним декретом в "революционном духе" в революционном 1920 году. Рано или поздно встанет вопрос о том, чтобы в названиях слышалось не эхо революции и войны, а своеобразие Иркутска - его собственная история, собственные имена. Но вряд ли при этом вернутся 13 Иерусалимских или 6 Солдатских улиц, сомнительно, что кому-то захочется жить на Жандармской, если он на ней не родился. И поэтому надо быть готовым давать имена. Называйте, друзья. Не только имена людей. Не будем тратить силы, чтобы в который раз назвать, кто недостоин быть на карте города. Давайте называть имена, которые необходимо вернуть в первую очередь.И, пожалуйста, называйте имена, которые важно помнить. В приложении текст зополучного постановления от 5 ноября 1920 года, в котором можно найти почто полный список исторически сложившихся до революции названий предместий, площадей, улиц и скверов Иркутска. Также в приложении мои тезисы "Деколонизация топонимики" (объемные - полтора десятка страниц), в которых пытаюсь объяснить, почему так затянулось "возвращение имен" и почему считаю необходимым сдвинуть этот камень - не тот, который в сквере, а тот, который мешает нам вернуть Иркутску неповторимость имен его улиц и скверов.

Прикрепленный файлРазмер
5.doc32 КБ
Топонимии.doc123 КБ
 
 
 
Minecraft 2 sims 4 sex GTA online "Assassin's Creed"